Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
23:05 

Дело вкуса.

лени двадцать четыре
I thought, "It's a lettuce!" I was wrong. It was my Daddy.
Название: Дело вкуса.
Автор: Nille Len
Бета: Разыскивается.
Персонажи/пары: Америка/Англия, Канада, Шотландия, Ирландия, Северная Ирландия, Уэльс, упоминается Франция.
Рейтинг: NC-17.
Жанры: Флафф, повседневность.
Предупреждения: Нецензурная лексика, возможен ОСС.
Статус: Пишется.
От автора: Ну уж не обессудьте.

День подходил к своему завершению. На горизонте уже начали появляться нежно-розовые полосочки, предвещающие о скором заходе небесного светила. Солнце проникало в квартиру сквозь тонкие прозрачные шторки. Было видно, как пылинки танцевали в полосках света. Но Альфреду некогда было обращать внимания на всю красоту окружающей его обстановки. Он вернулся с совещания позже, чем обычно из-за чего чувствовал дикую усталость. Он небрежно разулся. Его мысли сейчас были только о том, чтобы вытащить бутылку колы из холодильника и усесться перед ноутбуком за просмотром какого-нибудь очередного, не очень умного фильма. И вот, он уже сидит на мягком кресле. Пальцы летают над клавишами. Из открытой форточки дует свежий, холодный ветерок. На дворе ноябрь. Альфред тянется рукой за наушниками. Но вдруг слышит сзади себя шорох. Странно. Он же по идее должен быть в квартире один. Меттью сказал, что в силу каких-то там дел, он вернется только утром. Альфред примерно знал, какие дела у него могут быть после Мирового собрания. Особенно если у Франциска самолет в полдень.
– И давно ты здесь?
Альфред опускает руку. Планы на тихий вечер нарушены, но может хоть удастся поразвлечься.
– Относительно.
Альфред слышит знакомый, мягкий, чуть гнусавый голос. Слышит шаги. Судя по всему, гость даже не удостоил себя разуться.
– Относительно чего?
– Разве это так важно?
В голосе появляются нотки раздражения. Альфред улыбнулся. Он не торопится оборачиваться. Он, ведь, прекрасно знает, кто за ним стоит.
– Ты знаешь, что незаконное проникновение в чужое жилище уголовно наказуемо?
Руки ложатся Альфреду на плечи.
– Да, брось. Ты как будто бы не ждал, что я приду.
– Ну, что ты, Артур. Я всегда рад тебя видеть. И в прочем…
Альфред развернулся, чтобы, наконец, увидеть незваного, но, несмотря на это, желанного гостя и…не смог проронить ни слова.
Вот уж такого он точно не ожидал увидеть. Артур был одет весьма необычно. Да, что там необычно?! Альфред пребывал в мощнейшем ступоре, разглядывая форму полицейского на англичанине. На нем был темно-синий пиджак с прямоугольной нашивкой на груди, в виде черно-белой шашечки. Черный кожаный ремешок выгодно подчеркивал талию Артура. Штаны, такого же цвета, как и пиджак, изящно облегали его попку и бедра. Высокие черные сапожки на шнуровке и отнюдь не маленьком каблуке, на которых Артур держался весьма уверенно, говорили о том, что он, вероятно, уже не раз дефилировал в подобной обуви. Образ завершался лакированными перчатками и фуражкой, окаймленной все той же черно-белой шашечкой. Стоило ли говорить, о черном стеке в руке и вызывающей ухмылке на губах англичанина.
Альфред все еще пребывал в молчании.
Артуру понравилась такая реакция Джонса на свой внешний вид. Получилось именно то, что Артур и хотел сделать: удивить, ошарашить, лишить дара речи. Артур все уже спланировал, и ждать пока Альфред отойдет от шока ему не хотелось, поэтому он решил приступить к действиям первым. Ну, как к действиям, всего-навсего к прелюдии.
Он придвинулся к Альфреду и просунул колено между его ног. Свободной рукой Артур приподнял его подбородок, заставляя тем самым Альфреда смотреть ему в глаза. Длинными пальчиками, облаченными в черную поскрипывающую кожу перчаток, Артур провел вверх по гладкому подбородку американца, затем по нижней губе из-за чего, рот Альфреда немного приоткрылся. Артур погладил его по лбу, отодвигая волосы.
– Так молчать и будем? Может, скажешь что-нибудь?
Артур первым нарушил устоявшуюся тишину, которая уже начинала ему надоедать. Он не для того облачился в столь вызывающий наряд, чтобы Джонс за весь вечер не произнес ни слова.
– В том, что у меня теперь будет вставать на полицейских полностью твоя вина.
Артур капризно надул губки и слегка шлепнул Альфреда стеком по голове.
– Я ожидал более уместного комплимента.
– Ну, уж извини. Не мог придумать ничего получше.
– Сними рубашку.
Альфред скинул на пол парадный пиджак. Туда же отправились и рубашка с галстуком. Раздевшись, он посмотрел на Керкленда. Тот довольно кивнул.
Глядя на такого развратного Артура, Альфред чувствовал себя немного неловко. Что было странно. Ведь, обычно это он заставлял Керкленда краснеть от стыда. В то же время ему было приятно, что возлюбленный преподнес ему такой своеобразный сюрприз. Альфред знал к чему идет все дело, и хотел бы уже поскорее начать, но у Артура на этот счет было свое мнение. Когда Альфред попытался приобнять его за талию, Артур грубо шлепнул его стеком по рукам. На полный возмущения взгляд Джонса, Артур ответил:
– Потерпи немного. Я хочу поиграть.
– Чего?! Тебе тут не цирк, чтобы представления устраивать!
Но Артур его не слушал, а лишь томным голосочком приказал ему опустить ручки вниз и смотреть только ему в глаза. Альфред послушался, так как это не показалось ему подозрительным. А зря.
Артур завел руку назад. Он что-то доставал. Любопытство было сильнее разума Альфреда, а еще сильнее было возбуждение. Он даже не успел переодеться после прихода, и костюмные брюки давили в самом неудобном месте.
Он не успел опомниться, как внизу что-то звякнуло. Он почувствовал прикосновение холодного метала к запястьям.
Наручники.
А Артур основательно подошел к вопросу о ролевых играх.
– Керкленд, совсем ахринел?! Сними немедленно!
Артур хихикнул.
– Мне кажется, что так будет интересней. Разве тебе не хочется разнообразия? А, ковбой?
– Мне для разнообразия хватило одного твоего внешнего вида, милый мой. Что ж, ладно.
Альфред не лукавил. Он, правда, смирился со своей участью. Даже если бы он и был против всей этой затеи, англичанин бы все равно не отпустил его, пока не получил свое.
– Вот и славно.
Артур опустился и легко коснулся губ Альфреда своими. Это не был поцелуй. Просто прикосновение. На пару мгновений они застыли в таком положении, пока у Артура не начало покалывать в спине. Артур оторвался от Альфреда и вернулся в прежнюю позу, раздумывая, что же делать с американцем дальше. Но тот предложил свою идею первее.
– Знаешь, раз уж ты в таком виде, может станцуешь для меня?
– Чего?
– Стриптиз.
Артур покраснел. Нет, уж. Откровенные танцы в его сценарий не входили. Быть может, когда-нибудь он и порадует Альфреда приватным танцем, но не сегодня, нет. Артур хотел сделать что-нибудь, чтобы скинуть Альфреда на пол. И в его светлую головушку, пришла мысль, не столь гуманная, сколько действенная.
Артур запустил пальцы в волосы Альфреда и прижал его голову к своему животу, делая пальцами нежные поглаживания. Альфред прикрыл глаза от наслаждения. Где-то в его голове промелькнула мысль, что на этом все закончится. Сейчас Артур отстранится от него, кинет на пол ключ от наручников, развернется и уйдет. И увидятся они потом снова через месяц в зале заседаний, как и сегодня.
Альфред глубоко вздохнул, сильнее прижимаясь к Артуру. Возбуждение спало, а на душе торжествовало чувство какого-то умиротворения. Но торжество его было не долгим. Артур внезапно отошел, и Альфред потерял точку опоры. Но самым худшим было то, что Артур сильно ударил ногой по стулу от чего тот отъехал, а Альфред оказался на полу.
Альфред встретился с полом лицом, упершись щекой в холодный паркет. Пару секунд он приходил в себя, а потом перевернулся на спину и непонимающе уставился на Артура.
– Т-ты, это чего?
Артур был явно доволен собой. Это подтверждала победоносная ухмылка на его лице. Он медленно, соблазнительно покачивая бедрами, приблизился к Джонсу. Скользнул по нему оценивающим взглядом. Альфред был в полной растерянности.
Артур своей ножкой раздвинул ноги Джонса, при этом, не убирая с лица улыбки. Носком сапога он сначала слегка коснулся его паха. Из груди Альфреда вырвался какой-то непонятный звук. Затем Артур немного надавил на его промежность и начал медленно поглаживать. Он с упоением наблюдал за нарастающим бугорком между его ног и продолжал поглаживания. Когда он счел Джонса достаточно приготовленным, а Альфред был уже готов более чем, Артур тихо сказал ему перебираться на кровать. Альфред, пошатываясь, поднялся и рухнул на белое постельное белье.
– Подвинься вперед, - приказал Артур.
– О господи.
Альфред послушно откинулся на подушки.
– Ты не пожалеешь, уверяю тебя.
Альфред измученно улыбнулся.
Артур принялся за дело. Он отбросил стек и начал залезать на кровать с противоположного края. Альфред облегченно вздохнул. Хотя бы шлепать его он больше не будет. Керкленд тем временем удобно расположился на Альфреде, усевшись на его пресс. Он довольно разглядывал его голый живот, грудь, плечи, его руки, так бережно скрепленные наручниками. Артуру нравилось его тело. Он скинул перчатки и стал поглаживать оголенный торс американца. В конце концов, он поднял его руки за цепочку наручников и проникнул под них, тем самым руки Альфреда оказались на попке англичанина. Артур, прильнув губами к шее, покрывал ее всю краткими поцелуями. Он чуть приподнялся и страстно впился в губы Альфреда. Альфред охотно ответил. Он поглаживал его очаровательную британскую задницу, на сколько это позволяли скрепленные руки. Артур разорвал поцелуй, томно глядя в глаза Альфреду. Он опустился к ушку американца и провел по нему языком. Альфред был возбужден до невозможности, а Артур не торопился. Он выскользнул из-под кольца рук американца. И тут свершилось то, чего Альфред никак не мог дождаться. Артур начал раздеваться. Он медленно расстегнул ремень от пиджака и откинул его на пол. Следом полетел и сам пиджак. Артур делал все очень медленно. Это изводило Альфреда. Керкленд, несомненно, это видел. Ему просто нравилось над ним издеваться. Артур расстегнул рубашку и тут в его глазах заплясали недобрые искорки. Альфред насторожился. Англичанин сегодня и так вел себя крайне странно. Было страшно предполагать, какой мыслью загорелся он на этот раз.
– У меня есть идейка, – игриво сообщил Артур.
В эту минуту Альфред был готов пережить многое. Потоп, кислотный дождь, апокалипсис, ядерную войну. Все. Но не эту фразу.
Он жалобно взглянул на Артура, но тот лишь отрицательно покачал головой. Он опустился к полу и поднял рубашку Альфреда. Схватив его связанные руки, он вытянул их у него над головой и прижал их к кроватным прутикам, привязывая к ним рубашкой цепочку наручников. Привязав, он проверил надежность конструкции и довольно похлопал Альфреда по груди, на которую ему пришлось переместиться. Альфред поднял голову, чтобы посмотреть на то, что привело Артура в такое умиротворенное состояние. Увидев конструкцию из наручников и собственной рубашки, Альфред застонал от безысходности. Он почувствовал, как Артур снимает с него штаны с носками. Керкленда не особо заботила судьба одежды, поэтому он отправил их в увлекательнейшее путешествие на бельгийский паркет, где уже находился почти весь гардероб американца. Альфред немного приподнялся и положил голову на подушку, чтобы суметь лицезреть все действия англичанина. Артур тоже избавился от брюк. И тут Альфред снова не поверил своим глазам.
Чулки.
На нем были чулки.
Кружевные, на подвязках.
– О боже, Артур, скажи, что у меня галлюцинации! Умоляю!
Керкленд улыбнулся и в задумчивости начал покусывать ноготь большого пальца. Внезапно, он слез с Альфреда и направился к двери, напоследок бросив:
– Сиди здесь, никуда не уходи.
– А я как раз, собирался прогуляться, - с иронией произнес Альфред, даже не надеясь, что его услышат.
Он уже устал удивляться всем странностям этого сумасшедшего англичанина. Альфред повернул голову к окну. Уже стемнело, а он и не заметил. Легкие шторки медленно покачивались из стороны в сторону. Альфреду, не смотря на всю сложившуюся ситуацию, стало немного жутковато. Он слышал приглушенные шаги Артура. Сначала на кухне, а потом он промелькнул в дверном проеме, направляясь к ванной. Что ему могло быть там нужно? Может, он пошел за фотоаппаратом? Если быть честным, то Альфред сейчас находился в таком положении, что компромат был бы самым изысканным. Он представил, насколько нелепо сейчас выглядит полуголый и привязанный к кровати. Это было бы весьма в духе Артура. Он бы придумывал самые изощренные издевательства, мотивируя их выполнение выставлением позорного фото на всеобщий обзор. Хотя, нет. Артур бы не стал проделывать столь долгую работу, чтобы просто-напросто опозорить Альфреда. Может он хочет убить его? И пошел за орудием убийства?
Вот хитрый англичанин появился в дверном проеме. Он держал руки за спиной. Артур улыбнулся Альфреду. Альфред улыбнулся Артуру.
Артур мигом запрыгнул на кровать, расставив ноги по обе стороны от Альфреда. Он поднял руки над головой. Альфред облегченно вздохнул. В его руках была всего лишь пластиковая бутылка. Он сжал ее руками, и из горлышка брызнула струя. Прямо на грудь Альфреда. Он вздрогнул. Жидкость была холодной и приятно пахла.
– Что это?
– Как что? Это ароматическое масло, тебе его Франциск подарил.
– Да ладно?
– Ты даже не знаешь содержимого своего шкафчика в ванной?
– Я туда не заглядываю.
Артур начал растирать масло по груди Альфреда. Джонс испытывал наслаждение. Нежные поглаживания Артура успокоили его нервы.
– Тем не менее, она пуста почти на половину. На каких шлюх ты его потратил, а?
– Мне не нужны шлюхи, Артур…
Это была чистейшая правда. Ни одна женщина не сможет вызвать у него таких ощущений. Ни одна женщина не устроит ему такое шоу. И ни одну женщину он не сможет полюбить так, как Артура.
Между тем Артур скинул с себя рубашку и, выдавив немного масла на ладошку, начал гладить уже себя. Альфред видел, как блестело в темноте его тело. И только сейчас он осознал, что от его эрекции практически ничего не осталось. Он виновато посмотрел на Артура. Но тот был на пике блаженства своих грез. У него все было спланировано до единой секунды. Ему не было дела до какой-то там эрекции Джонса. Он отодвинулся, пристроившись на его бедрах и начал массировать руками пах Альфреда.
– Знаешь, я был бы очень польщен, если бы ты подключил к этому свой ротик, - едва ли не шепотом произнес тот.
– Минет – это грязное занятие, не достойное джентльмена, - самозабвенно ответил Артур.
Альфред усмехнулся, а джентльмен продолжал тереть его пенис сквозь ткань нижнего белья. Затем он снял с себя трусики, предварительно отстегнув подвязки чулков от пояса. Альфред даже не понял, откуда Артур взял презерватив. Видимо вытащил из чулков. Альфред был против использования этой штуки, но Артур был неумолим в этом вопросе. Но Альфред все равно надеялся, что когда-нибудь сломает оборону джентльмена и сможет почувствовать его полностью. А пока, они делали все так, как того хочет Артур. И, впрочем, Альфред не был против. Ему же не надо было ничего придумывать. Но, порой, Артур перебарщивал с исполнением своих эротических фантазий. И тут Альфреду всегда вспоминалась фраза Франциска: “Англичане в сексе либо чересчур эгоистичны, либо вообще не шевелятся.” Альфред поначалу относил Артура ко второй категории, а потом, после парочки таких вот “сюрпризов” понял, что ошибся. Альфред доверял Франциску. Он ведь в делах амурных был профессионалом, как никак.
Артур надел резиновое изделие на возбужденный член Альфреда. Альфред был на грани. Из его груди то и дело вырывались прерывистые вздохи. Артур приподнялся, дал ему войти и с громким стоном опустился. Альфред сильнее вжался головой в подушки. Несколько мгновений Артур просто сидел, чувствуя в себе горячую плоть Альфреда. Для Альфреда эти мгновения тянулись бесконечно. Наконец Артур начал двигаться. Сначала это были легкие покачивания бедрами. Затем Артур начал двигаться с большей амплитудой, но все в том же медленном темпе. Альфред был готов умереть. Медленно. Англичанин все делал слишком медленно. Он начал насаживаться более уверенно, но все же фаллос американца проникал не достаточно глубоко, чтобы тот смог достигнуть оргазма. Альфреду хотелось прикоснуться к дрожащему телу возлюбленного. Но не мог. Он уже хотел протянуть к нему руку, но наручники сдержали его порыв, свидетельствуя об это громким позвякиванием. Это привлекло внимание Артура. Он приоткрыл глаза. Его рука скользнула по бедру. Он извлек из чулок ключик. Альфред был, мягко говоря, в недоумении. Артур кинул ключик ему в ладони. Джонс, проявив чудеса изворотливости, освободился от оков и набросился на Керкленда, прижимая того к постели и покрывая страстными поцелуями его лицо и шею. Голова Артура свесилась с постели. Он блаженно закрыл глаза, при этом громко постанывая, и предоставляя американцу полную свободу действий. Альфред времени зря не терял. Он закинул ноги Артура себе на спину и вошел полностью. С каждым новым толчком Джонса, Артур стонал все громче. Альфред жаждал обхватить его целиком, впитать его в себя каждой клеточкой своего тела. Жажда обладать этим худым, бледным, но таким горячим телом, полностью заполнила его. Он прижался к шее англичанина, продолжая совершать глубокие толчки. Он чувствовал запах его кожи и афродизиака, добавленного в масло. И, наконец, Альфред начал чувствовать, что финал близок. Он успел выйти из сладкой английской попки и избавиться от ненавистной резинки. Изогнувшись дугой, он кончил, заливая берда и ягодицы англичанина горячей белой жидкостью. Артур исторгнул душераздирающий вопль и выгнулся, содрогаясь в конвульсиях и переживая мощную волну оргазма. Он наполовину свесился с кровати, не смог удержаться и рухнул на пол, увлекая за собой и Альфреда, и одеяло. Оказавшись на полу, он запутался в одеяле и не мог пошевелиться. Он чувствовал, как Альфред барахтался, безуспешно пытаясь выбраться из белого плена. Неожиданно для себя Артур расхохотался.
– Ты там жив? – сквозь смех он осведомился у Альфреда.
– Вроде да. Вот только я немного заблудился и не могу найти выход.
Артур почувствовал, как он прикоснулся губами к внутренней стороне бедра.
– Но знаешь, я кажется, нашел кое-что получше. Гора-а-аздо лучше.
– Джонс, не смей!
– Кто там, что-то говорил о грязном занятии, а? Господин джентльмен?
– Раз уж начал, тогда просто сделай это…ковбой.
Послышался смешок, затем Альфред начал целовать бедро Артура. Спускаясь все ниже, ниже. Он облизывал его член, а затем взял его в рот на всю длину.
– Ах…Альфред.
Джонс увлекся, страстно работая ртом. Артур вскоре бурно излился, запачкав лицо американца. Тот вылез из-под одеяла весь покрасневший. Под одеялом было довольно жарко. Ночная прохлада обдала его лицо свежестью. Он вытер его об одеяло. Альфред посмотрел на Артура. Он улыбался. Альфред опустился и поцеловал его.
– Я люблю тебя.
– А я тебя нет.
Керкленд показал ему язык. Альфред усмехнулся и выполз из одеяла. Артур попытался пошевелить ногой. Раздался треск рвущейся ткани. Артур растеряно посмотрел на Джонса.
– Я тебе новое куплю, ладно?
– Конечно, купишь.
Альфред поднялся, сгреб одеяло с Артура и расстелил его на кровати.
– Ложе готово. Вы со мной, господин джентльмен?
– Несомненно, только если вы, ковбой, поможете мне подняться.
Альфред улыбнулся, протянул ему руку и поднял с пола.
– Прошу.
Свободной рукой он указал на кровать. Артур надменно улыбнулся и залез на кровать, становясь на нее в полный рост. Альфред запрыгнул на него сверху и повалил на мягкий матрац. Одной рукой он обнял Артура, а другой накрыл их обоих одеялом.
– Спокойной ночи.

Солнце уже встало. Небо было затянуто светло-серыми тучками. Порывистый ветер проникал в окно и заполнял комнату холодом. Альфред поежился, теснее прижимаясь к Артуру. Он нехотя открыл глаза и понял, что уснул в очках. Артур сидел на кровати, подставив под спину подушку. Альфред улыбнулся и поцеловал Керкленда в локоть. Артур смотрел в окно.
– Я хочу шоколадку, - сказал он, поворачивая голову к Альфреду.
Альфред изогнул брови и вылез из кровати. Тут же его тело покрылось мурашками от холода. Он подошел к окну и закрыл его. Джонс наспех надел нижнее белье и накинул халат, мимолетно разглядывая одежду, раскиданную на полу. Альфред подмигнул Артуру и вышел из комнаты на кухню.
– И газету принеси, - донеслось до него в коридоре.
Артур оставался Артуром. Капризным, вредным Артуром.
Альфред поставил кипятиться чайник и сделал два сандвича с курицей. Шоколада в буфете не оказалось. Альфред вздохнул и вышел на лестничную площадку за газетой. Там его встретил его сосед – Эдд. Эдду было двадцать шесть лет. Он был женат и работал в рекламном агентстве. Эдд обладал весьма симпатичной наружностью, и было странно, что он женился так рано. Впрочем, ходили слухи, что брак был фиктивный, и на самом деле жену свою он не любил. Он встретил Альфреда с нескрываемым восхищением.
– А, Альфред! Слышал ночью концерт для фортепиано с оркестром! Ты неплохо повеселился, не так ли, а?
А еще Эдд, как женщина, был падок до сплетен и слухов. Он был вуайеристом, проще говоря, и особенно обожал подглядывать за своими соседями. Так что можно было бы предположить, что он провел вчерашний вечер, приставив ухо к стенке.
Альфред улыбнулся, но не ответил.
– Наверняка, это была сексапильная блондинка с третьим размером, ха-ха!
– Да, блондинка, - Альфред усмехнулся такому нелепому совпадению и вытащил газету из ящика. – У тебя нет шоколада, кстати?
– А, леди с утра захотелось сладенького? Сейчас, подожди тут.
Эдд скрылся в своей квартире. У Альфреда сложилось такое впечатление, будто бы он все утро стоял тут и ждал пока Альфред выйдет. Эдд вернулся и протянул ему сладость, завернутую в зеленую обертку. У Альфреда на кухне засвистел чайник. Он поблагодарил Эдда и вернулся в квартиру. В ней заметно потеплело, как показалось Джонсу, вернувшемуся с холодной лестничной площадки. Он сделал себе кофе, а Артуру чай. Пока он размешивал сахар в чашках, он заметил пальто Артура, висящее в прихожей, на которое он вчера не обратил внимание в силу своей усталости. Альфред подошел к нему и залез рукой в карман.
Когда Альфред вернулся с подносом в комнату, Артур сидел все в той же позе и задумчиво смотрел в окно. Альфред поставил поднос с завтраком ему на ноги и прилег рядом.
– О чем думаешь? – спросил он, делая глоток из чашки кофе.
– Ни о чем.
Артур махнул головой и откусил от сандвича. Несколько минут они просто молча ели, пока Альфред не сказал:
– Нам с тобой даже поговорить не о чем.
– Я сейчас не особо настроен на разговор, извини.
Альфред хмыкнул, осматривая свалку на полу.
– Кстати, где ты взял эти чулки?
Артур усмехнулся.
– Купил в Лондоне.
– Пф, то есть в Лондоне мужчины в чулках это вполне нормально?
– Вполне нормально.
– Я все равно не могу представить тебя покупающего чулки.
– Я заказал их через Интернет.
Альфред взглянул на Артура. Он медленно пережевывал сандвич и делал маленькие глотки из чашки с чаем. Его лицо совершенно ничего не выражало. Глаза цвета листочков свежей мяты были затуманены, а светлые ресницы чуть приспущены. Это подтверждало то, что Артур находился в раздумьях. Альфред знал почти все его повадки. Он мог запросто определить, в каком настроении находится Керкленд, просто взглянув на его лицо. Но все же он понимал, что душа англичанина для него, так же как и для всех – потемки. Было видно, что американец не может дать ему все, чего ему хочется. Альфред сожалел об этом. Больше всего ему хотелось, чтобы Артур открылся ему. Делился с ним своими идеями, мыслями, переживаниями. Джонсу было трудно привыкать к его бунтарскому характеру. Но порой ему удавалось пробить оборону Керкленда. Он любил вспоминать, как иногда Артур приходил к нему после совещаний. Тогда они не занимались любовью, не смотрели телевизор, не подкалывали друг друга обидными шуточками, нет. Они просто лежали на диване или кровати при свете лампы, стоящей на прикроватной тумбочке. И молчали. Иногда Артур читал в слух какой-нибудь роман или напевал. И им было этого достаточно. Оба наслаждались этим тягучим, как карамель молчанием.
Именно в такие моменты Альфред понимал, насколько сильны его чувства к Артуру.
Но реальность жестока и со временем таких вечеров стало меньше.
Артур уже жевал шоколад, когда Альфред пришел в себя. Он помотал головой, приподнялся и повалил Артура на кровать, вместе с ним переворачивая и поднос с завтраком. По пододеяльнику расползлись два пятна от чая и кофе. Альфред надвис над англичанином, глядя тому в глаза и, вводя того в заблуждение.
– Сдурел?
Артур ошарашено смотрел на него.
– Я люблю тебя.
Артур удивленно заморгал.
– Я-я знаю…и я т-тебя.
Альфред нежно улыбнулся ему.
– Тебе пора собираться, а то опоздаешь на самолет. Тебя отвезти в аэропорт?
Артур удивился тому, как резко Альфред сменил тему.
– Нашел билеты?
– А ты хотел опять от меня сбежать?
Артур вздохнул и отодвинул от себя Джонса. Он слез с кровати, завернувшись в одеяло.
– Я сам доберусь. Ты лучше приберись тут, пока твой братец не осчастливил нас своим визитом.
С этими словами он вышел из спальни и пошел в комнату для гостей, где находилась сумка с его вещами. На сборы ему потребовалось всего полчаса. Джонс за это время только и успел переодеться в домашнюю одежду.
Артур стоял в прихожей и завязывал бежевые ботинки. Альфред стоял там же и наблюдал за ним. Артур поднялся и надел пальто.
– Может в следующий раз я к тебе приеду? – предложил Альфред.
– Ни в коем случае. Меня и так все устраивает.
– Мы могли бы видеться немного чаще.
– Чего ради?
Альфред пожал плечами.
– Мы просто видимся раз в месяц…и мне этого мало.
Артур серьезно посмотрел на него и отвел взгляд. Он застегнул пальто и надел шляпу. Альфред любил, когда он носил шляпки. Они очень шли англичанину. Джонс подошел к нему и взял за руки.
– Я буду скучать.
– Не будешь. Ты найдешь, чем себя занять.
Керкленд отошел от него, взял сумку и вышел из квартиры, бросив Джонсу краткое:
– Пока, увидимся.
* * *

В Лондоне было холодно. Даже очень. Обычно столь низкие температуры сковывали город только в середине декабря, но никак не в начале ноября. У Артура успели замерзнуть пальцы, пока он шел от автобусной остановки. Почему-то сегодня он предпочел общественный транспорт вместо такси. Он жутко замерз и мечтал о кружке горячего чая и теплом пледе. Наконец он оказался на пороге своего дома. Дрожащими руками он вытащил ключи, но, по сути, они не понадобились, как только он вставил их в замок, дверь открылась сама собой. Ну конечно мы же не боимся никого, скептически подумал Артур. Он вошел в дом. Стоит отметить, что между температурами в доме и на улице был не сильный контраст.
Сразу же его взору предстал Ирландия, надевающий шорты со словами:
– Обосраться, как холодно!
Уэльс со второго этажа громко спросил:
– Никто мои носки не видел?!
Дом, милый дом, устало подумал Артур.
Наверно Артур был экстрасенсом или чем-то вроде того. Другого объяснения у Альфреда просто не было. Не прошло и часа после его ухода, как появился Меттью. Появись он немного раньше, то застал бы их с Артуром в весьма пикантном положении. Меттью, мягко говоря, был против их отношений. И Франциск его в этом поддерживал. Меттью не любил Артура. Но это не мешало ему его уважать. Он считал Артура непредсказуемой личностью, а непредсказуемые люди опасны. Они с Франциском не считали его самым лучшим для Альфреда вариантом. Впрочем, их мнение мало заботило Альфреда, и уж тем более самого Артура. И нельзя сказать, что Меттью был сильно удивлен следами присутствия в их квартире чопорного англичанина. Он уже привык к тому, что брат посвящает его в свои планы редко. Крайне редко. Если только эти дела не касались политики.
— Я привез тебе документы, - еле слышно проронил канадец, покидая комнату, где Альфред как раз наводил порядок.
— Хорошо. Оставь их на столе. – Альфред продолжил снимать пододеяльник.
Вот и все. И никаких там скандалов, разборок и всего прочего, вытекающего в таких случаях. Ведь бесполезно что-либо выяснять. Упрямый американец все равно настоит на своем. К вечеру все забудется.
Альфред кое-как наспех разобрался с уборкой. Он забрал документы и, сделав себе кофе, чтобы хоть как-то прийти в себя, заперся у себя в комнате. Просматривая документы, он наткнулся на приказ. Нужно провести совещание, посвященное экологическим проблемам. Через две недели. В Лондоне. Альфред хотел станцевать победный танец прямо посреди комнаты. Судьба решила преподнести ему подарок. И он с радостью его принял. И тут ему в голову пришла еще одна гениальная мысль. Раз уж собрание так скоро, то нужно как можно скорее отправиться в Англию и все приготовить. Разве не так? Осчастливленный своей невообразимой находчивостью Альфред отправился поделиться своей великолепной идеей с Меттью.
И Меттью оценил.
— И ты, что, правда, поедешь? – Уильямс скептически прищурил глаза.
— Конечно!
— И когда?
— Как только куплю билеты!
— И когда ты их купишь?
— Прямо сейчас пойду и закажу.
— К чему такая спешка?
— По-твоему я тороплюсь?
— Ты же просто хочешь его увидеть. Правда?
Не “Мне кажется, ты полон такой решимостью полететь в Англию только для того, чтобы увидеть Артура”, а “Ты же хочешь увидеть его”. Ведь это так. Это “Правда”. В этом весь Меттью. Он бы смог сбить настрой Альфреду. И ему почти это удалось. Почти.
— Впрочем, мне все равно. Делай, что хочешь. Только не забудь остальных предупредить. – Меттью махнул рукой и вернулся к своему телевизору.
Он же заранее знал об этом совещании. Он мог запросто избавиться от приказа. История бы затянулась, но, в конце концов, влетело бы Альфреду. На него, на Меттью, просто никто бы не подумал. Он бы все равно так не сделал. Это же Меттью. Весь из себя такой чистый и невинный. И все же подстраивать гадости это весело. В уме Уильямса почему-то появился образ Керкленда. Меттью усмехнулся.
***

Артур с остервенелой злостью пнул пылесос. Ему уже давно было пора на свалку. Не Артуру — пылесосу. И вообще, что за манера хранить вещи до тех пор, пока они сами не развалятся? Одному Богу известно, откуда в Артуре столько консерватизма. Консерватизм? Смешно. Это всего-навсего нелепая отговорка, придуманная самим Артуром. Ему просто не хватало морального духа, чтобы выкинуть то, что служило ему верой и правдой в течение нескольких лет. Это касалось только вещей. Не людей, нет. Хотя, кто его знает. Консерватор – мизантроп. Прекрасно. Может все-таки пора на свалку? Тревожное самокопание Артура отвлек Ирландия, который вернулся из магазина и решил сообщить об этом громким ударом входной двери о стену. У Артура появилось острое желание ударить с такой же силой по самому ирландцу. Держа в руках пылесос, он с нескрываемым раздражением наблюдал за старшим братом. Тот поставил пакет с продуктами на пол, разулся, повесил куртку, взял пакет и пошел к столу, попутно ущипнув Артура за бок. Патрик поставил пакет на стол и внимательно взглянул на него. Он улыбался, на щеках, усыпанных веснушками, появились ямочки. В салатовых глазах плясали желтоватые искорки, хотя может это были отсветы от лампы. Патрик был явно чем-то взбудоражен. А поскольку он так пристально разглядывал лицо Артура, то можно было сделать вывод, что эта новость как-то связанна с англичанином.
— Да говори уже.
Артур вздохнул, а Патрик просто трепетал от волнения.
— Ты точно хочешь это услышать, а? Я могу подождать, пока ты закончишь с уборкой, золушка.
Патрик захохотал.
— Я тебя сейчас пну. Ты заплатил за отопление?
— Какой ты агрессивный сегодня. Где твой позитивный настрой, а? Надо идти по жизни веселее! Если ты будешь такой хмурый, то на тебе никто не женится. Даже твой америкашка! Ха-ха-ха-ха!
Раз. Два. Три. Вдох. Выдох. Артур закатил глаза.
— Я спрошу еще раз. Ты заплатил за отопление?
— Зачем тебе эти хмурые, уродские батареи?! Я согрею тебя в своих братских объятиях, полных любви, ласки, заботы и доброты!
— Черт побери, Патрик! Я же скоро сдохну тут от холода!
— Да ладно тебе. Скотт заплатит и все будет чудно.
Патрик одарил Артура своей любвеобильной улыбкой и стал разбирать пакет с продуктами.
— Он как раз сказал, что заплатишь ты.
— Не зуди, а то останешься без сюрприза от своего самого лучшего брата.
— Боже, что же я буду делать.
Артур сложил пылесос и откатил его в угол. Он отряхнул руки, поправил свитер и сел на кресло, обращаясь к Патрику.
— Так, что за сюрприз?
Рыжеволосый братец победоносно улыбнулся, от одной мысли, что смог заинтересовать циничного Артура.
— Не льсти себе, - сразу парировал его радость тот.
— С тобой совершенно нельзя общаться по-человечески. Откуда только в тебе столько ненависти?
— Наболело.
— Ну, так вот, что касается сюрприза. Я весь радостный и непринужденный отправился в супермаркет. После того, как я все купил, я пошел домой, но по дороге я вспомнил, как сильно мой дорогой братик любит кексы с шоколадной крошкой. Но также я вспомнил, что мой братик большой вредина и ест только особенные кексы, так как остальные он считает кошачьим пометом, прошу прощения за такое своеобразное сравнение, - Патрик мимолетом взглянул на Артура и, не обращая внимания на его усталый вид, продолжил. — И именно поэтому, я направился в кондитерскую к многоуважаемой миссис Маккензи. О, эта чудная женщина делает просто потрясающие кексы, не так ли? Стоит заметить, что к тому времени уже достаточно похолодало, а в кондитерской было тепло и вкусно пахло. Стоя в очереди, я встретил нашего почтальона. Ты можешь себе представить, он как раз разносил письма по особому приказу шефа. Здорово, правда? Интересно, сколько ему платят? Впрочем, неважно. Ну, так вот, он сказал, то для нас, а точнее для тебя тоже письмецо имеется. И, вуаля! Только оно немного помялось, ты же не против?
Окончив свое крайне увлекательное повествование, Патрик извлек из кармана джинс конверт. Глядя на состояние несчастного послания, Артур даже не удивился тому, как Патрик умудрился засунуть его в такой маленький карман. Видимо, ирландцу было неимоверно трудно положить его в пакет, или хотя бы просто сложить пополам. Артур положил его на стол и стал гладить, чтобы хоть как-то придать ему приличный вид. Тем временем, Патрик об этот самый стол открыл бутылку пива, оставив на краешке небольшой скол. Артур подарил ему взгляд, пообещавший ему все муки ада, если он посмеет сделать так еще раз. Он поднял письмо. “Получатель: Артур Керкленд.” “Отправитель…”
— Кто такой Альфред Ф.Джонс, а? – Патрик среагировал быстрее, чем Артур смог что-либо понять.
Не обращая на него ни малейшего внимания, Артур быстрыми движениями открыл конверт и извлек из него само послание. Артур был взволнован. Даже слишком. Все таки, когда в последний раз Джонс писал ему письма? Да и к тому же написал! Сам, своей рукой. Даже не напечатал. На-пи-сал.
Само содержание немного разочаровало англичанина. Альфред просто и без лишнего пафоса сообщил о будущем совещании, которое должно будет произойти в его столице. Последние строки явно надсмехались над Артуром. Вроде простая и совершенно неприметная фраза, несущая в себе, как решил Артур, потайной смысл. Артур дрожащими пальцами сложил письмо. Патрик, о чьем существовании он позволил себе забыть, издевательски захохотал. Хотя, те звуки, которые доносились из его глотки, сложно было назвать хохотом. Артур пришел в себя и ударил его локтем в живот. Патрик отпил пива, изображая крайне обиженный вид. Артур отвернулся и пошел к лестнице, ведущей на второй этаж. Он хотел сегодня еще вытереть пыль в гостиной.

***

Тем временем герой по имени Альфред, состоящий в негласной ссоре со своим братом, самозабвенно собирал свои вещи в сумку. Он был взбудоражен предстоящей поездкой в Туманный Альбион. Он уже предвкушал, то, как увидит удивленное лицо своего возлюбленного. Будет ли он рад? Черт побери, что за вопросы?! Конечно, да! Альфред бережно запихал в карман большой дорожной сумки принадлежности для личной гигиены в качестве одной зубной щетки, бритвы, небольшого тюбика зубной пасты и мягкого махрового полотенца, которое американец просто обожал. Основная одежда была уже упакована. Осталось только подождать, пока Метт погладит его деловой костюм. Альфред посмотрел на часы. До вылета оставалось около трех часов. В комнату невидимой тенью проник Меттью. В его руках был аккуратно сложенный костюм. Он сам уложил его в сумку, не доверяя это дело самому хозяину одежды. Поднявшись с корточек, он уже было хотел уйти, но Альфред мягко поймал его за руку, разворачивая к себе. Меттью поддался, но глаза не поднимал. Альфред же решил действовать кардинально. Он взял личико брата в свои руки и поднял его так, чтобы взгляд Меттью был направлен на него.
— Хватит, а. – только и произнес тот.
На губах Метта появилась усмешка.
— Что хватит? Ты первый начал.
— Пф, прекрати.
Внезапно, Альфред прижал к себе канадца, обнимая того за плечи. Меттью был явно изумлен, а Альфред, как ни в чем не бывало, заговорил.
— Меттью, ты – мой брат, понимаешь, нет? И чтобы ты там не вбивал в свою голову, запомни…
Он сделал паузу, как бы собираясь с мыслями.
— Ты всегда будешь для меня самым дорогим человеком. Я люблю тебя, как брата, ясно тебе или нет?
Меттью, усмехаясь, отодвинул его от себя.
— Ясно-ясно.
Альфред воодушевленно заулыбался.
— Значит мир?
Меттью запнулся, но потом все же, тоже подарил ему скромную улыбку.
— Мир, да. Только вот, береги себя, хорошо?
— Обязательно.

***

Унылая и пасмурная погода Лондона не могла испортить настрой любому американцу, и уж тем более Альфреду. Сойдя с самолета, он был ничуть не опечален тому, что встретили его не солнышко и голубое небо, а хмурые тучи и промозглый ветер. Излучая радость и счастье, он ринулся к выходу сквозь толпу, наступая всем на ноги, пихая, и мимолетно произнося извинения с самым своим лучшим дружелюбным выражением лица. Когда он вышел резкий ветер едва ли не сбил его с ног. В поле зрения Альфреда не было ни одного из пресловуто известных черных кэбов, которых, как его уверяли, в Англии было несметное количество. Он отправился к ближайшей проезжей части. Найдя таковую, он жестом, который никогда бы не позволил себе ни один англичанин, стал ловить попутную машину. Но потом он вспомнил, что в Англии левостороннее движение, чертыхнулся, и перешел на другую сторону дороги. За его действиями внимательно наблюдал мужчина, потирающий руки около своего черного «Форда». Увидя, как Альфред перебегает проезжую часть, мужчина усмехнулся. Продолжая потирать руки, он поинтересовался у Альфреда, что он такое делает.
— Я ловлю машину, сэр! – с энтузиазмом отозвался тот, не поворачивая головы.
— И зачем же?
Альфред опустил руку и недоуменно посмотрел на незнакомца.
— Чтобы доехать до Лондона, сэр…
Тот откинул тряпку и засмеялся.
— Что смешного, сэр?
— Ты, – незатейливо ответил мужчина.
Он начинал действовать Альфреду на нервы.
— Садись, я подвезу тебя, а то такими темпами ты тут до вечера простоишь, пока тебя полиция в участок не загребет.
Альфред радостно ринулся к нему.
— Спасибо, сэр! Меня, кстати, Альфред зовут.
Он закинул свою сумку в багажник и развалился на заднем сидении. Мужчина представился Давином. Он закрыл багажник, сел за руль, пристегнулся. И все это время он улыбался. Видимо Альфред смог сильно развеселить его.
— Откуда ты такой взялся, а? – спросил Давин, выруливая на главное шоссе.
— Из Вашингтона. Это в Америке.
— Надо же! А я-то думал, что это где-то в Южной Африке!
— Я рад, что смог расширить ваш кругозор, сэр.
— Будет, что рассказать детям сегодня.
Дальше они ехали в тишине. Давин включил радио. Альфред любовался пейзажем за окном под радостное завывание какой-то британкой рок-группы, пока они не стали подъезжать к Лондону. Так как наблюдение за сменой однообразных домиков Альфред не находил занятием интересным, он решил возобновить разговор.
— Сэр Давин, а знаете, какие две вещи я ненавижу в Англии больше всего?
— Удиви меня, - усмехнулся водитель.
— Только если, вы, конечно, не обидитесь.
— Мне не на что обижаться, детка, я сам – ирландец.
— Это хорошо. Ну, так вот. Первая вещь – это ужасная погода.
— Если ты живешь здесь довольно долго, то к этому привыкаешь, со временем, конечно же. И какая же вторая?
— Это отвратительное левостороннее движение!
Давин рассмеялся.
— Я не нахожу в этом ничего смешного, сэр! Вот уж к этому я точно не привыкну! Почему нельзя быть как все, и ездить по правой стороне?!
Давин рассмеялся еще пуще.
— Наверно, ха-ха, потому, что англичанам нравится быть не как все.
Смех Давина, наконец, стих.
— Они всегда хотели как-то отличаться от остальных.
— И как вы думаете, сэр, им это удалось?
— На этот вопрос может быть множество вариантов ответа, Альфред.
— Нет, сэр, а как считаете Вы?
— Мне кажется, что да.
— Вот и я так думаю.
Закинув руки за голову, Альфред откинулся на спину сиденья и стал сверлить глазами потолок.
— К слову, - снова заговорил Давин, — Что такой привлекательный молодой человек делает в таком малопривлекательном месте?
— Это вы Англию назвали малопривлекательным местом? Хоть, я и являюсь патриотом своей страны, я могу сказать, что тут очень красиво. Я приехал сюда по работе.
— Вот именно – красиво. Просто, у меня уже второй ребенок уезжает в Америку работать. Такими темпами, скоро тут одни старики, да дети останутся.
— Не говорите так.
Когда разговор зашел о работе, то Альфред вдруг понял, что у него одни доллары с собой и расплачиваться с водителем ему нечем. Он не постеснялся сообщить об этом самому владельцу машины. Тот сказал, что Альфреду не о чем беспокоиться, он сможет обменять деньги в любом газетном киоске. Они уже были почти в центре Лондона, и Давин спросил улицу и номер дома, к которому ему надо подвезти Альфреда. Американец передал ему бумажку, на которой Меттью заботливо написал адрес Артура. Подъезжая к намеченной цели, Давин остановил машину на обочине и указал пальцем на противоположную сторону дороги, где располагался прилавок с прессой, чтобы Джонс смог обменять деньги. Альфред чувствовал себя все так же нелепо, как и в первый раз, когда перебегал проезжую часть. За прилавком сидел скрюченный мальчишка. Судя по всему, киоск был временным местом работы для него, ибо выше шеи он напоминал абстрактную картинку, и, вряд ли работник с прессой должен выглядеть подобным образом. Когда, он поднял голову, чтобы взять деньги, то Альфред насчитал пять железных колец на его лице. Мальчик довольно быстро опустил голову, так что возможно их было больше. Он довольно долго расправлялся с деньгами. Альфред стал рассматривать журналы на прилавке. Среди них Альфред умудрился высмотреть журнальчик, с названием «Лондон гей таймс»*. Он немного удивился. В Америке журнал с подобным содержанием старались бы поместить среди остальных, пестреющих своими заголовками, так, чтобы заметить его невооруженным глазом было бы трудно. А тут знай себе стоит наравне с другими городскими газетами. А еще говорят Америка - самая терпимая к меньшинствам страна. Да, тьфу. Взгляд Альфреда переместился на небольшой бутик позади лавки. Сквозь витрину было видно длинные шерстяные пальто, однотонные и пестрые шляпки, начищенные до блеска ботинки – кожаные и из замши, а также кружевные чулки для любого пола. На лице Альфреда появилась вымученная улыбка. Мальчик с пестрыми волосами и бейджиком с именем «Гарретт» на груди, не поднимая головы, положил деньги Альфреда на пластиковую дощечку. Альфред забрал их, поблагодарил парнишку и отправился назад к Давину, который докуривал свою сигарету. Остальной путь до дома Артура был весьма коротким. Уже через двадцать минут Давин притормозил автомобиль. На прощанье он сказал, что Альфред хороший парень и взял с него немного. Напоследок он сказал:
— Ох, уж и повеселил ты меня. Удачи.
И уехал.
Альфред смотрел ему вслед, пока его «Форд» не скрылся за поворотом. Альфред посмотрел на часы. Была уже половина восьмого. Закат был в самом разгаре. Альфред немного полюбовался небом. Он простоял бы там еще долго, если бы не усталость, которой приспичило напомнить о себе. Давин объяснил ему, куда идти и Альфред, сжимая в руке бумажку с номером дома и названием улицы, медленным размеренным шагом направился через улицу. Она была немного необычной. Справа в ряд стояли дома, а слева через узкую тропинку, усыпанную гравием, располагался небольшой лесок. Или не лесок. Альфред не знал, как правильно назвать это скопление деревьев. Он сосредоточился на том, чтобы правильно угадать дом Артура. Пройдя около пяти ненужных домишек, в углублении улицы он наткнулся на дом, который со всех сторон окружали зеленные растения. Несмотря на позднюю осень, они выглядели довольно ухоженными. Альфред подошел к почтовому ящику. На нем узорчатыми буквами было написано «Керкленды». Радости Альфреда не было предела. Он даже не обратил внимание на то, что фамилия на ящике была указанна во множественном числе. Буквально долетев до двери, он взволнованно постучал. Дверь открылась спустя пару мгновений. На пороге стоял Шотландия. Он улыбался. Альфред сразу узнал его, несмотря на то, что они и виделись-то от силы раза два.
— Какие гости, однако.
— И тебе добрый вечер, - Альфред попытался выглядеть дружелюбно. — Может, пустишь?
Скотт отошел, давая ему дорогу. Дальше взору Альфреда предстала довольно неоднозначная картина. Перед ним ошарашенный стоял Артур, измазанный кетчупом. Радом с ним хихикал темноволосый парень, которого Альфред никогда прежде не видел и, который судя по бутылке с тем самым соусом в руке, и украсил Артура. Тот, глядя на Альфреда, открыл рот и гневно вскрикнул.
— А ты, что тут делаешь?!
В какой-то мере Альфреду стало обидно.
— Ты разве не получал письмо?
— Получал! Но разве там было сказано, что ты приедешь?!
Маленькая капля кетчупа с руки Артура капнула на пол. Стоящий рядом с ним парень похлопал его по плечу.
— Арт, расслабься, к нам приехали такие гости, а ты тут куксишься.
Артур яростно посмотрел на него.
— Я не куксюсь! – он перевел взгляд на Альфреда, - Добро пожаловать в дурдом!
Он развернулся и стал подниматься по лестнице на второй этаж.
— Вот же вредина, а.
Парень с кетчупом, улыбаясь, подошел к Альфреду. Он был немного выше Артура. У него тоже были зеленые глаза, также как и у Скотта с Артуром. Те же брови. Но вот только волосы были темно-каштанового цвета. Он дружелюбно обратился к Альфреду.
— Привет. Ты видимо Америка, да?
Джонс кивнул.
— Мы с тобой еще не знакомы, но я много о тебе слышал. Я Уэльс. Это такая небольшая страна, слева от Англии. Хотя, я сомневаюсь, что ты когда-нибудь смотрел на карту Соединенного Королевства. Можешь называть меня Уильям или Уилли или Уил. Как тебе удобно.
Альфред пожал, вытянутую им руку.
— А эти два придурка на диване, которых ты не заметил - Парик и Креван. Оба Ирландии. – Уил указал на двух рыжих близнецов, которые до этого смеялись, а теперь внимательно рассматривали Альфреда, затем он показал на Скотта, стоящего за спиной Джонса. — Ну, а Скотти ты уже знаешь.
— Приятно познакомиться, - Альфред улыбнулся Уилу и помахал рукой близнецам.
— Если хочешь умыться, то ванна наверху. Думаю, ты сам ее найдешь, но сомневаюсь, что Арти тебя впустит, – сказал один из них, и, ловя непонимающий взгляд американца, добавил, - Я Креван.
— У него месячные, знаешь ли, – сообщил его сосед и все четверо, включая Скотта, рассмеялись.
— Я все равно, пожалуй, поднимусь к нему.
Альфред оставил сумку в прихожей и поднялся по лестнице. Найти ванну оказалось совсем просто – единственная комната, из которой доносился звук журчащей воды. Дверь была открыта. Альфред вошел. Артур умывал лицо в раковине. Рубашка, испачканная кетчупом, была расстегнута. Заметив нежелательный объект в своей ванной, Артур развернулся. Он смерил американца недовольным взглядом и, искоса поглядывая на него, стал включать душ, чтобы холодная вода протекла, освобождая путь горячей.
— Почему ты решил остановиться именно у меня? Почему не поехал в гостиницу?
— Там не было мест.
— Врешь.
— Неужели?
—Да.
И в подтверждение своих слов, Артур окотил Альфреда холодной водой из-под душа. Он нашел это весьма смешным и усмехнулся. Закрыв глаза, Альфред стоял и ждал, пока с него стекут струи. Он чувствовал, как футболка прилипает к телу и, как падают с кончиков волос маленькие холодные капли. Он снял очки, протер их, и надел заново.
— По-твоему это смешно? – поинтересовался он у Артура.
— По-моему очень смешно, - с игривой улыбкой ответил Артур. — А, теперь, не мог бы ты выйти? Я хочу отмыться от этой дряни.
Альфред кивнул и вышел из ванны. С него все еще капало. Он спустился вниз. Все присутствующие в гостиной были немного удивленны. Один из Ирландий спохватился и притащил ему полотенце.
— Ну, что? Ты оценил великое английское чувство юмора? – усмехнулся он, передавая Альфреду полотенце.
— О, да, – сказал он, вытирая волосы и лицо. — Спасибо, Креван.
Тот отрицательно покачал головой.
— Нет. Я – Патрик, а он – Креван. Ничего, завтра утром ты перестанешь нас путать.
— Почему?
— Это только поначалу мы кажемся похожими. На самом деле мы далеко не одинаковы.
— Это так, - отозвался Скотт, который, покуривая сигару, играл в карты с Уилом и Креваном. — Хотя, они оба те еще занозы в заднице.
Патрик лишь улыбнулся.
— Принести тебе сухую одежду?
— Нет спасибо, у меня есть вещи.
— Хорошо, ты тогда вытирайся, а я пока тебе постелю в комнате для гостей. – Патрик подмигнул ему и убежал наверх, прихватив постельное белье из шкафа.
Альфред про себя отметил то, что братья Артура, в отличие от него самого, по своей натуре очень дружелюбны.
— Тебе, кстати, повезло, - заметил Скотт, не отрывая глаз от карт.
— Ага, Артур бы положил тебя на диване, - поддакнул ему Креван.
Как подтверждение догадкам Альфреда. К тому же, видимо, они не против подшутить над своим младшеньким братом.
— Нет, не положил бы, - воспротивился Уилли.
— Это еще почему? – недовольно поинтересовался у него ирландец, вытаскивая карты из колоды.
— Потому, что диван – это место Черчилля, - заключил Скотт.
Все трое согласно закивали.
— А кто такой Черчилль? - спросил Альфред, надеясь, что он просто ослышался.
— Это наш котик, - ответил Уил.
Альфред вздохнул. Ополаскивание душем немного его взбодрило. Но его в какой-то мере угнетала мысль, что ближайшую неделю ему придется провести в компании родственников Артура. Чтобы они там все ни говорили, у всех британских братьев присутствовала одна характерная черта. А уж, какая, догадайтесь сами.
Патрик провозился наверху довольно долго. Он спустился и сказал, что Альфред может располагаться. Альфред взял сумку, поблагодарил всех за оказанное гостеприимство и умчался наверх. Комната, которую с позволения сказать «подарили» Альфреду была самой близкой по расположению к лестнице. Он обратил внимание, что на остальных дверях были выведены имена: «Скотт», «Патрик», «Креван», «Уильям» и самая дальняя «Артур». Альфред находил это неимоверно милым. Он зашел в свою опочивальню. Свет в ней был выключен и Альфред не торопился его включать. Комната была довольно просторной. Большая кровать, напротив нее деревянный шкаф. На полу мягкий узорчатый, бежевый ковер. Напротив двери - широкое окно с прозрачными светлыми шторками. Джонс небрежно бросил сумку на кровать и стал потрошить ее в поисках сухой одежды, когда в дверном проеме появился Артур. Он был одет в коротенький махровый халатик и вытирал волосы полотенцем. Альфред счел его вид достаточно эротичным. Но не стоит забывать, что они в доме не одни.
— Ты же не ездил в гостиницу, не так ли? – спросил Артур, чуть наклоняя голову в бок.
— Нет. Зачем мне гостиница? – ответил Альфред, вытаскивая чистую футболку. — Там же работают дружелюбные, гостеприимные люди. Мне куда дороже видеть твое счастливое лицо.
— Иди к черту, Джонс, – Артур произнес это небрежно.
Скорее всего, он сказал это, чтобы просто не молчать, и не преследовал цели обидеть Альфреда.
— Если захочешь поужинать попроси братьев. Они тебе что-нибудь разогреют.
— Спасибо, что бы я без тебя делал.
Артур фыркнул и ушел к себе. Альфред же переоделся и спустился вниз, в надежде что-нибудь перекусить. Их же в доме пятеро, а это значит, что вряд ли готовил Артур.
____________________________
* «Лондон гей таймс» - я ничего не выдумывал. По словам нашей учительницы у них там правда есть такой журнал. Ох уж, эти англичане. Грязные извращенцы.

@темы: Америка., Фанфикшн., Материалы для взрослых., Англия.

Комментарии
2012-01-08 в 04:03 

Zlatoglazka
Держите глаза открытыми.
Хммм. Какой-то очень странный Артур. Слишком борзый что ли, если переводить на эмоции - хочется дать по роже такому за чрезмерное чувство вседозволенности. х) Нахожу его несколько невхарактерным... Хотя фанон, такой фанон.
Спасибо за труд.

2012-01-08 в 12:29 

Kadzekoto
Ля фак (с) Считаю своим долгом исполнять свой долг
"– В том, что у меня теперь будет вставать на полицейских полностью твоя вина."
"– А я как раз, собирался прогуляться,"
"– Ты там жив?"
Вот это убило вообще просто наповал х)
А фанфик нравится, необычный Артур, действительно, непривычно немного видеть его таким, но мне нравится) Надеюсь только, потом он полюбит Ала так же сильно, как тот любит его)
Спасибо, жду проду ^^

2012-01-08 в 12:52 

лени двадцать четыре
I thought, "It's a lettuce!" I was wrong. It was my Daddy.
Златоглазка, ну, у каждого свое представление о персонаже. Спасибо за отзыв, в любом случае.
Kadzekoto, Спасибо, очень приятно, что вам нравится с:

2012-01-08 в 16:52 

Ki_Miko
Чего вы боитесь лишиться?
о, круть, наконецтаки хоть фики выкладывать начали. ам)
чудно чудно, *радуется* мне нравится...когда проду ждать?
Давай автор-сама, пиши, трудиись! *сжал кулаки* Во благо яойного труда!

2012-01-08 в 20:04 

лени двадцать четыре
I thought, "It's a lettuce!" I was wrong. It was my Daddy.
Ki_Miko, Благодарю с:
когда проду ждать?
А черт его знает.

2012-01-09 в 09:17 

Ki_Miko
Чего вы боитесь лишиться?
NilleLen,
*народ требует хлеба и зрелищ*
Аввтооор-сама, пишите, пишите! *толкает к компу* мне очень нравится ваш фиик,. НАРОДУ НРАВИТСЯ ВАШ ФИК!
поэтому не забрасывайте и радуйте продой. [ ^ ]-[ ^ ]

   

The United States of Great Britain

главная